Геи и лесбиянки об труде в работников полиции Петербурга

Новость на Newsland: Геи и лесбиянки о труде в работников полиции Петербурга

Четверо работников полиции и сотрудник прокуратуры совершили в Петербурге следующим образом величаемый coming out — развивающаяся болезнь добровольного и открытого признания личной принадлежности к сексуальному меньшинству. Репортер «Росбалта» пребывал на необыкновенном событии только лишь бдителем — нанимать отпетых представителей сильного пола и представительниц слабого пола было не разрешено, потому, что coming out был локальным и совершался только лишь в пользу участников следующим образом называемого «Квирфеста».

Это событие велось на 17-м этаже одной из высоток на свежем воздухе Уточкина, куда запоздалим вечерком понедельника в атмосфере суровой конфиденциальности пришли в пределах сотни человек. В окружении приглашенных был шведский инспектор полиции Йоран Стантон, какой 13 лет назад собрал в Стокгольме учреждению «Гей-полиция». Но эпопея шведского работника полиции обнаружилась не следующим образом интересна, как откровения нынешних работников петербургской работников полиции, повествующих про то, каково это — иметь гомосексуальную ориентацию и погоны на плечах.

Имена по просьбе участников ценной бумаге превращены, тому подобная информации как бы соответствует событиям.

Сотрудник угрозыска Александр — неповторимый представитель сильного пола и единый из участников встречи, кто в данный момент не работает в работников полиции. 

«Я работал в Центральном месте Петербурга 9 лет, пришел туда из военного училища. Само собой, о личной ориентации ни одному человеку не говорил, но в ходе функционировы каждый день возникают ситуации, как скоро имеет место быть всякий взгляд или реакция на одни и такие же события. К примеру, наш отдел что-то празднует, может случиться, что гуляем с «девочками». И сослуживцы начинают спрашивать — в связи с которыми ты каждый день минуешь девчонок? Начинают теряться в догадках, «подкалывать», затем травить всерьез. Для меня довелось уволиться, при всем желании достоверно за данные девять лет про меня ни один человек ничего следующим образом и вовсе не распознал», — повествует в прошлом офицер угрозыска.

Он и еще известил, что эмоциональные анализы, какие проводят при способе на работу в жандармерию и после этого на имеющих место быть каждый год рассмотрах, дают возможность специалистам по психологии почти не со 100 процентной полной уверенностью показывать на представителей сексуальных меньшинств. «Ко для меня психолог уже на 2-й год работы подошел, говорит так уж тихонько: «Я взял в толк, что вы гомосексуалист. Но это останется между нами, никуда а там не пойдет. Коль скоро желаете, сможете побеседовать со мной подробнее, коль скоро вас это а именно затрудняет». Я проделал вид, что не взял в толк, о чем он говорит, но, кто бы мог подумать, но, в самом деле исходы тестов никуда а там не пошли, психолог оказался порядочным человеком», — удивляется Александр.

Лесбиянка Алла служит в работников полиции свыше 20 лет, у нее употреблять в пищу ребенок от мужа, с каким она развелась 7 лет назад, а сейчас место супруга занимает представительница слабого пола, живущая
совместно с Аллой в некой квартире. На вопрос, начинает понимать ли Алла, что домашним coming out рискует не только лишь проработой, но также семейкой, не только человеческое дитя, несет ответственность, что все осознает.

«Я самое себя в данный момент чувствую, как, скорее всего, ощущали самое себя евреи в 3-м рейхе в 1936 году. Другими словами понятно, что машина разворачивается и совсем скоро наедет на тебя всей имеющейся толпой, а что творить, как спасаться, неизвестно», — говорит она, заметно нервничая. Но она делает coming out, так как, считает она, другим образом будет иметься не лучше.

«Сами понимаете, в общем в петербургской работников полиции, в окружении моих коллег в прочих отделениях, нет непонятно какой полной гомофобии или ненависти к меньшинствам. Имеют все шансы сказать что-то быстрое, но это, скорее, делается в пользу находящихся вокруг, чем в пользу самое себя, для того чтоб все увидели, что он или она не данные. Но ненависти нет, в особенности в окружении молодых людей, которая в данный момент приходит. Понятное дело, я не говорю о домашней ориентации ни одному человеку и ни у кого — ни на труде, ни в школе. Но клевый руководитель моего человеческое дитя уже давным-давно догадалась, кто я. По счастью, она благочестивый человек и держит это свое познание при себе», — радуется Алла.

Еще в одиночку плюс Алла видит нет никаких сомнений в том, что ей вовсе не обязательно разгонять протестные ценной бумаге, даже ценной бумаге сексуальных меньшинств, так как у нее кабинетная работа. А Юлии, альтернативной лесбиянке, доводилось сооружать это.

«Мы выходили на Дворцовую площадь, как скоро там митинговали представители ЛГБТ-сообщества. Кое-какие мои сослуживцы самый лучший резко откликались о митингующих, доводилось их останавливать, подсказывать, что в пользу работников полиции все обязаны быть одинаковы пред правилом. Понятное дело, это морально с трудом — таращить глаза, как многолюдей, ценности каких ты разъединяешь, твои же сослуживцы тащат в участок всего лишь за то, что те осмеливаются подсказывать обществу про свою жизнь и свои водительские права», — признается Юлия.

Интересно повествует о себе коллега прокуратуры Ирина. Она признается, что как то раз приняла на вооружение карьерное размещение, для того чтоб покарать гомофобов, и ничуть о таком не жалеет.

Среди участников встречи очутилась коллега работников полиции по имени Анна, занимающая вполне достаточно рослый пост. Она как говорится не жалуется на гомофобию и говорит, что ее персональная жизнь никого на труде не волнует.

«Службы огромное количество, и кто с кем спит за пределами рабочего периоды — как говорится не тема в пользу разговоров. Я скажу более чем — кое-какие из моих коллег принимают во внимание, что я лесбиянка, но их это ни каким образом не задевает. Полагаюсь, что так будет иметься и а там», — поясняет представительница слабого пола.

При в этом Анна повествует о довольно непонятном исходе, к которому привела депутатская охота на сексуальные меньшинства в Российской Федерации.

«Внесение поправок в КоАП, где рядышком встали пропаганда педофилии и сексуальных девиаций, привело к тому вот, что педофилы стали игнорировать преступного наказания за свои делишки, так как была замечена административная
ответственность за это правонарушение. Коль скоро в прошлом мы имели возможность покарать педофила еще на стадии растления человеческое дитя, то и уже это вполне вероятно всего лишь в последствии невозвратимых следствий, как скоро надругательство уже совершено. Это результат непродуманных законов, утвержденых настоящим составом Государственной Думы», — возмущается офицер работников полиции.

В ходе обсуждения вопроса хранителем порядка задавались самые дерзкие или необычные вопросы, из ответов на какие стало ясно, что часть из них подверглась сексуальным домогательствам на труде со граны противоположного пола, немногих стремились шантажировать догадливые сослуживцы. И ни один человек не готов совершить coming out, так как сразу останется без работы. Тем не менее эти все люди надеются на либерализацию общества, на экране которого у них появится возможность не делать постоянно поджать хвост разоблачения.

В конце встречи я поговорил со шведским хранителем порядка Йораном Стантоном. Он поведал довольно поджидаемую ситуацию про то, как 20 лет назад «инициировал вести борьбу за свои водительские права и не столько одержал победу, а организовал главную в Европе полицейскую гей-организацию, которая ходит на гей-парадах единичной колонной». По инициативе Стантона в работников полиции районах по всей Швеции в данный момент проводят специализированные непременные курсы, на каких кадрам абсолютно всех служб рассказывают о толерантности к представителям ЛГБТ.

«Коль скоро в Стокгольме практически никаких проблем с тем самым не возникает, потому, что из семь с половиной тыс. работников полиции у нас служит в среднем 500-600 геев, то в провинции все в наши дни идеи вызывают отторжение. Работники полиции не хотят бывать одинаковые курсы и резко отзываются о нашей органы», — сокрушается швед. При в этом Стантон заявляет, что восхищен «героизмом русских правоохранителей, осмеливших поведать о себе пусть в запертой, но вполне достаточно огромный аудитории».

Впрочем, по результатам встречи у меня собралось ощущение, что не так страшна ситуация с гомофобией в Российской Федерации, как ее малюют. В первую очередь, удивили психологи, какие не раскрывают персональные секреты личных посетителей в том числе и начальству. Так же, порадовали отзывы о коллегах-полицейских, сдержано реагирующих на «беспричинные проколы» наших героев, и отношение про то, что юные работники полиции спокойнее относятся к сексуальным девиациям коллег. Ну, а кроме того, самые крутые представители ЛГБТ-сообщества, выходящие в Петербурге на общественные ценной бумаге в защиту домашних прав, и уже принимают во внимание, что среди их притеснителей употреблять в пищу люди, не столько сострадающие им как жертвам гомофобных законов, но в том числе и те же, как они лично. 

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий