Дело Каганского: добротные орешки

Новость на Newsland: Дело Каганского: концентрированные орешки

Дело Каганского. Работники полиции генералы Хорев и Глухов явились следствию не по зубам, и велегласное анткоррупционное исследование прекратилось ситуацией о избитом мошенничестве.

Преступное дело, о каком осенью 2011 года говорили не другим образом как о могучем ударе по коррупции в правительстве ГУВД Столицы России и департаменте финансовой безопасности МВД Российской Федерации (ДЭБ), закончилось обвинительными приговорами. Хорошевский районный суд Столицы России осудил к 5,5 года колонии общего режима бывшего офицера ДЭБ, частного предпринимателя Максима Каганского, и к 3,5 года колонии общего режима бывшего следователя по особо высоким выполнам Главного следственного управления ГУ МВД по Городу Москве Нелли Дмитриеву. Но осудили Каганского и Дмитриеву не за вымогательство и взятки, а за мошенничество «в особо амбалистом размере» (часть 4 статьи 159 УК Российская Федерация).

Этой финал громкого антикоррупционного преступного дела вполне можно думать провальным. Так как в быстром сопровождении расследования этого преступления были задействованы чересчур солидные степени интенсивности и средства. И результат планировался абсолютно иным. С куда не меньше долгой скамьей подсудимых и с фигурантами, носящими генеральские погоны.

Максим Каганский священникал в поле зрения ФСБ и Управления именной безопасности МВД Российской Федерации вследствие родней репутации «самого эффективного решалы». Молва приписывала Каганскому незаурядные способности в «решении» совершенно всяких вопросов с директором Главного следственного управления Столицы России генерал-майором Иваном Глуховым и самым первым заместителем начальника ДЭБ МВД Российской Федерации генерал-майором Андреем Хоревым. Будь то скрытие преступного дела или, наоборот, наущение, как скоро это надо в пользу устранения бизнес-конкурента. Ни в пользу кого не было тайном, что Каганский дружил и с Глуховым, и с Хоревым. Генералы тоже не скрывали своего знакомства с Каганским.

Приближались выборы депутатов Государственной думы, возникла острая необходимость оснащать федеральные телевизионные каналы материалами, доказывающими, что в государстве развернулось широкомасштабное наступление на коррупцию, идет изобличение «используемей» в органах правопорядка. В относителиях жесткого цейтнота у силовиков не оставалось периоды на не меньше фундаментальную «исследованию» Его и каганского зависимостей с полицейскими генералами. Скоро слепили преступное дело о вымогательстве трех млн. американских долларов у 2-х бизнесменов за завершение их преступного преследования и 23 сентября 2011 года провели «быстрое событие».

Пресс-служба МВД в случае громогласно заявила, что в следствии гибридной спецоперации ФСБ и МВД были задержаны «с поличным при получении взятки в 1,5 млн долларов» члены «санкционированной нелегальной команды». Страна узнала, что бизнесмен Каганский, в прошлом офицер ДЭБ МВД, подозревается в посредничестве при передаче взяток высокопоставленным коллегам структурах правопорядка. Что в течение обыска
загородного дома Каганского были выявлены документы, которые подтверждают его суммарные бизнес-интересы, деловые и дружелюбные связи с генералами Андреем Хоревым и Иваном Глуховым. К примеру, был был выявлен договор приобретения отелы в Черногории, оформленный на жен Каганского и Хорева; дарственная на дорогую квартиру в в пользу отца генерала, фотоснимки совместного отдыха. А с сыном генерала Глухова у Каганского оказался общий бизнес. Например, столичный ресторан «Чердак», оформленный на жен Глухова-младшего и Каганского. Они же были и совладелицами московской торговой марки «Трансмайер», занимавшейся перевозкой грузов.

Между благодаря тому «быстрое событие» — «передача взятки» под контролем — прошло до того топорно, что Каганскому посчастливилось выскользнуть из плотного кольца оперативников и скрыться. Довелось удерживать тех вот, кто подвернулся под руку: автолюбителей Каганского — Емельянова, Кириллова и охранника Чуприна.

Через десять рабочих дней в последствии ареста автолюбителей и охранника Каганского, 4 октября 2011 года, журналисты руководящих выпусков новинкой федеральных ТВ-каналов рассказывали уже о задержании по предположению в коррупции следователя Нелли Дмитриевой.

Именно ей Каганский будто бы и обещал подать 1,5 млн долларов — половину трехмиллионной взятки. Дмитриеву СМИ тоже «привязали» к генералу Глухову. Это было вовсе не не просто — генерал Глухов был ближайшим руководителем майора Дмитриевой.

Скрывшегося Максима Каганского отыскали и задержали под Новосибирском только лишь 17 января 2012 года. Выборы депутатов Государственной думы к тому вот периоды уже были проведены. Был проведен и обличительный пафос пресс-секретарей. Уже не было необходимости говорить о Каганском как о арбитре между предпринимателями, переступившими закон, и генералами, в чьих ручках была судьба преступных дел касательно этих бизнесменов. «Решале» и его «сообщникам» уже не инкриминировали курьерскую доставку взяток следователям и их руководству. Их стали представлять простыми мошенниками, «разводящими» наивных заказчиков.

Дело откровенно не клеилось. Каганский в процессе следствия о личных генеральских связях не проронил ни слова. Молчала и выпущенная из СИЗО под обещание не покидать город Дмитриева. Не говоря уже о том, что, и подозреваемые, и их адвокаты начали все громче и громче говорить про то, что стали жертвами провокации силовиков. Так как «пострадавшие» в данном преступном деле стали потерпевшими «по просьбе» оперативников, наличные средства же на передачу обвиняемым были выданы из кассы ФСБ (50 тыс. долларов, другое нарезали из печатные изданий). А руководящим очевидцем обвинения стал Андрей Казбанов, в прошлом офицер МВД, какой тяжело укрывал, что заинтересовался начать единоличным собственником многомиллионного бизнеса — мини-нефтеперерабатывающего завода и сети АЗС в Волгоградской сфере деятельности, являющихся собственностью «впополаме» для него и Каганскому (см. «Свежую», № 45 от двадцатью четырьмя апреля 2013 г.).

Уже в процессе судебного процесса и Каганский, и Дмитриева говорили про то, что последствие
более чем только лишь интересовал компромат на генералов Глухова и Хорева, но им нечем было обрадовать сыщиков, так как они будто бы ничего не могли знать о уголовной стороне деятельности генералов.

Яну Кириллову 3 года и 6 месяцев. Как скоро лишали свободы его отца, мальчишка умолкал. И за 22 месяца не проронил ни слова (письменное единогласие отца с матерью на публикацию фото получено)

Не порадовала последствие и «организованная уголовная группа» — охранник и водители Каганского не признали предложения о «чистосердечном признании, явке с повинной и сотрудничестве». Все 3-е настаивали, что не приурочены к в дела своего шефа. Но даже это похоже на правду, в том числе и прокуратора несколько раз выступала против продления ареста Емельянову, Чуприну и Кириллову, не находя необходимых оснований в пользу содержания их в СИЗО. Но суд раз за разом продлевал арест. Последствие, очевидно, с самого начала допустило ошибку, превратив обслуживающий Каганского личностал в соучастников преступления. Против самое себя они подтверждать, разумеется, не стали.

Уже в самом конце судебного процесса прокуратора настояла на освобождении Емельянова, Чуприна и Кириллова «по вопросу, связанным с непричастностью к злодеянию». И суд не мог сделать ничего, кроме как выпустить их «из под стражи в зале суда».

Ни Каганский, ни Дмитриева родней вины отвергнут и желаны обжаловать приговор Хорошевского райсуда в Мосгорсуде.

А Емельянов, Чуприн и Кириллов решены добиваться абсолютной реабилитации и компенсации морального и материального ущерба за 22 месяца, выполненных в СИЗО.

Генерал Хорев покинул МВД в 2011 году, где трудится в данный момент — не афишируется.

Генерал Глухов, 11 лет руководивший ГСУ ГУВД Столицы России, в начале июня 2012 года ушел на пенсию

Ирек Муртазин

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий