Отменен приговор полицейскому, забившему насмерть подозреваемого

Новость на Newsland: Отменен приговор полицейскому, забившему насмерть подозреваемого

Высший суд Карачаево-Черкесии отменил приговор — 13 лет колонии строгого режима — бывшему заместитель начальника работников полиции населенные пункты Черкесска Руслану Рахаеву и изменил ему меру пресечения на обещание не покидать город. Заключение было оглашено во второй день недели вечерком. В упор из зала суда Рахаев, проведший в СИЗО год и семь месяцев, отправился зданией.

Дело капитана Рахаева не по наслышке иллюстрирует характеры, правящие в работников полиции, в особенности в ареалах, где силовикам дан абсолютный карт-бланш на силовое давление, а проверки федерального центра носят скорее официальный характер. О деле Рахаева «Новая» в деталях писала (см. «Враг за заваренными дверями», №99 от 03.09.2012).

Напомню, по словам обвинения, тридцатипятилетний капитан работников полиции Руслан Рахаев в казенном кабинете забил насмерть подозреваемого Дахира Джанкезова. Джанкезов был задержан подчиненными Рахаева в предверии вечерком. Оперативники Тамов, Братов, Байкулов и Биджиев провели с ним всю ночь в опорном пункте работников полиции на крайнем районе населенные пункты. Впоследствии наутро отвезли его в кабинет к начальнику, где представитель сильного пола спустя 40 минут умер. В суде а именно данные опера и выступили главными свидетелями обвинения. «Мы отвезли задержанного в кабинет, а начальник набросился и истоптал его», — утверждали они. Замечу, что у забитого Джанкезова было 18 переломов 10 ребер и отбиты почти все внутрение органы.

«Сливать» начальника было не жалко. Рахаев, выходец из Кабардино-Балкарии, в то время только лишь месяц как перевелся на службу в Карачаево-Черкесию, да а также сразу на «вкусную» должность — заместитель начальника работников полиции населенные пункты Черкесска. Капитан а также плохо разбирался в тонкостях взаимоотношений «дружного» обслуживающего персонала МВД КЧР, не мог знать коренных интриг и был в пользу абсолютно всех незнакомцем. В следствии этого в последствии «инцидента» вступаться за «выскочку» республиканские сослуживцы не копились, а следователи сделали все, для того чтоб криминальное дело не было передано на окружной уровень.

История задержания Рахаева — сама по себе склонный сюжет в пользу очень интересного боевика: квартиру, где укрывался капитан, брал атаком федеральный спецназ, с целью него прибывший из располагающегося рядом региона. А там стало ясно — федералы были не сомневаются, что проводят спецоперацию по ликвидации боевика. Рахаев удивительной вещью остался жив — ему посчастливилось дозвониться из объекты недвижимости с заваренной дверью до милицейского начальника столь высокого ранга, что штурм остановили на заканчивающей стадии.

Однако его криминальное дело по порицанию в смертоубийстве задержанного Джанкезова усилиями противоположных «кураторов» продолжилось.теперь в Черкесском городском суде судья Хутов исправно отклонял все ходатайства охраны, отрекаясь в том числе и приобщать к делу разные
материалы, которые убедительно доказывают непричастность капитана к убийству. К примеру, текущие видеорегистратора из отделения работников полиции, на сотрудниках которого четко видно, что задержанного Джанкезова привезли в жандармерию уже в значительной степени избитым. Или детализацию телефонных переговоров Рахаева, какие опровергали показания оперов. Не направлял Хутов внимания на противоречия в предъявлениях оперов, не желал «примечать» текущие суверенной судебно-медицинской экспертизы.

На эти все противоречия и показал в собственном определении Высший суд КЧР, в отдельности подчеркнув: «Не дана надлежащая оценка завершению судебно-медицинских квалифицированных работников №75 и объяснениям специалиста Щербакова В.В.».

Дело нет никаких сомнений в том, что судмедэкспертиза трупа убитого Джанкезова — основное доказательство невиновности Рахаева. Их в деле 4-е. Исходы первейшей экспертизы, выполненной в сутки гибели Джанкезова, свидетельствовали, что все побои, от каких умер задержанный, были приобретены им в то промежуток времени, как скоро представитель сильного пола находился «под наблюдением» оперов.

Таковые исходы не организовали следователя — к тому часу, как была получена экспертиза (спустя два месяца в последствии убийства), дело против Рахаева уже было «готово». В следствии этого сыщик заказал а также две: одну — в Ростовском бюро, прочую — в Краснодарском. Исходы этих экспертиз уже более чем соответствовали порицанию, поскольку утверждали, что Рахаев вполне мог забить Джанкезова у самое себя в кабинете. На судебном процессе эти две добавочные экспертизы подверг крутой оценке Владимир Щербаков, в одиночку из наиболее знатных и идеальных квалифицированных работников в данной сфере деятельности. Его лаборатория провела персональную экспертизу, исходы какой совпали с 1-м освидетельствованием трупа, следовательно, подтверждали невиновность Рахаева. Однако судья Хутов посчитал доводы Щербакова несущественными. И 8 июля 2013 года суд вынес Руслану Рахаеву приговор — 13 лет колонии строгого режима.

Именно данный приговор два рабочего дня назад и отменил Высший суд Карачаево-Черкесии, вернув криминальное дело на доследование до «устранения непобедимых возражений». «Новая» и а там будет иметься следить за тем самым совершем.

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий