ОМОНовец сорвал аплодисменты на «Болотном деле»

Новость на Newsland: ОМОНовец сорвал аплодисменты на

Суд не стал менять статус потерпевшего по «Делу двенадцати» ОМОНовца, которого в одиночку из подсудимых потянул за руку, на статус очевидца. Данный одный «пострадавший» обвиняемого Алексея Полиховича заявил в суде, что для него не был причинен ни физический, ни моральный вред, и был не прочь начать очевидцем. Он и еще поведал, что столкновения демонстрантов с органами правопорядка произошли по причине провокаторов, какие затем «убежали в кусты». А судья заявила, что намерена перевести слушания на 5-дневный режим заместо 3-дневного.

6 мая 2012 года согласованная ценная бумага оппозиции переросла в столкновения с органами правопорядка, грамотные последствием как многочисленные массовые волнения. Демонстранты винили в столкновение чересчур тесное оцепление и провокаторов в масках, каким полиция не вредила, правоохранители уверяют, что дело в агрессии оппозиционных активистов, какие прорвали цепочку. В данный момент на скамье подсудимых 12 человек: Николая Кавказского, Леонида Ковязина и Владимира Акименкова выдвигают обвинение в участии в массированных массовых волнениях (ч.2 ст.212 УК, до 8 лет лишения волы), Марию Баронову – в вызывах к ним (ч.3 ст.212 УК, до 2-х лет лишения волы), а других — Андрея Барабанова, Степана Зимина, Дениса Луцкевича, Ярослава Белоусова, Артема Савелова, Сергея Кривова, Александру Наумову и Алексея Полиховича – и в участии в групповых массовых волнениях, и в применении насилия касательно представителей власть имущие (ч.1 ст.318 УК, до пяти лет лишения волы).

Сегодня в Мосгорсуде допросили 7-го из 53 потерепевших — ОМОНовца Игоря Тарасова. Инспектор полиции поведал, что был ветшим в команде задержания, в какой было 4-е человека, и до так уж называемого «прорыва» оцепления на Недостаточном Каменном мосту находился между двумя «цепочками» ОМОНа. В последствии «прорыва» был приказ удерживать «самых предприимчивых» демонстрантов, и он успел арестовать 2-х.

Отвечая на многие вопросы охраны и подсудимых, ОМОНовец поведал, что был на Болотной с 10 утра до начала 9-го. Оружия у демонстрантов он не видел, но опосля того, как прорвали цепочку, они кидали камни. «Ветшие руководители стояли за вереницей и давали команду: камень!», — поведал он. Бутылок с зажигательной смесью и то, как участники митинга разбирают асфальт, он тоже не видел.

Как и предшествующий допрошенный в суде ОМОНовец Герман Литвинов, Тарасов тоже видел в окружении митингующих провокаторов.

— Люди пришли, рассчитывали, что будет иметься мирно, но была специальная группировка, направленная на то, для того чтоб активизировать работников работников полиции, — сказал он. — А те люди, какие специально провоцировали, они ушли в кусты. Как у нас может случиться – провоцировать и остаться в стороне.

На вопрос про то, доводило ли правительство до его сведения, где проходят границы митинга, он дал ответ «не имеется». В свою очередь он дал ответ на вопрос, были ли в глубине Болотной района города, куда приказано было не пропускать граждан. «Вы в данный момент данные вопросы задаете, словно я руководитель. <…> До тех
пор пока есть шанс, я все валю на правительство», — шутил он.
Что хотелось бы, для того чтоб начать пострадавшим

Статус «потерпевшего» Трасов получил по причине того вот, что двадцатитрехлетний учащийся ВУЗа РГСУ Алексей Полихович, по словам обвинения, пытался спасти другого демонстранта и дернул работника полиции за руку. Кроме этого, Полиховичу вменяют а также то, что он напирал на ОМОН железным ограждением, но по этому нареканию пострадавших не имеется. Согласно заявлению адвоката Полиховича Алексея Мирошниченко, у его подзащитного, содержащегося под стражникой, «самое смехотворное порицание».

На вопрос адвоката Дмитрия Айвазяна, чувствовал ОМОНовец физическую боль от деятельности Полиховича, он дал ответ «не имеется», а на вопрос о моральном пакосте, сказал: «просто напросто был на впечатлениях, спал три дня в отсутствие жены». Он и еще заявил, что не имеет претензий к подсудимым.

В исходе защитник Полиховича Дмитрия Дубровин заявил ходатайство о переведении Тарасова в очевидцы. Адвокаты уже стремились в свою очередь изменить статус Литвинова, какой не протестовал начать очевидцем. В обоих случаях судья — председатель Замоскворецкого суда Наталия Никишина отказала.

Тогда защита настоятельно попросила огласить показания Тарасова следователю, в каких он говорил, что касательно него практически никаких беззаконных влияний не осуществлялось и телесных нарушений для него не причиняли. Адвокат Мирошниченко задался вопросом, в связи с которыми на следствии он не говорил про Полиховича, а в суде выведал его.

— Это вопросы не ко для меня, а к следователю, — сказал Тарасов.

По словечкам работника полиции, он узнал Полиховича по фото, показанному следователем, и потом вспомнил про эпизод с ручкой.

В ответ гособвинители попросили огласить протокол опомной ставки Тарасова с Полиховичем. Тогда он заявлял, что Полихович «схватил его за руку и большим скачком оторвал от руки задержанного», а он при всем при этом попробовал физическую боль.

Эта нестыковка заставила участников процесса продолжить выяснять, отведал ли он боль.

— Представляйте просто напросто позабудем о таком! – сказал инспектор полиции. В зале раздались аплодисменты.

— Представляйте, — дал согласие адвокат Дубровин.

Полихович тоже спросил Тарасову: извинялся ли он когда-либо пред адвокатом Полиховича за настоящие показания. Судья сняла вопрос.

Евгения Гусева

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий