В одиночку день с одним из лучших участковым Татарстана

Новость на Newsland: В одиночку день с одним из лучших участковым Татарстана

Корреспондент АиФ.ru Алия Шарафутдинова провела в одиночку день с одним из лучших участковым Татарстана. В 31 год он круто изменил свое существование: в последствии 9-и лет функционировы сельским наставником, переехал в населенный пункт и стал хранителем порядка. 

Девять тыс. людей на двоих

Участковый Владимир Зайцев проживает в Нижнекамске — это в северо-восточной части Татарской республики. Он ответственен за безопасность микрорайона №9, на экране которого живут девять тыс. людей.

В 2012 году рядовой участковый Зайцев стал народным: его работу признали одной из лучших в исходе онлайн-голосования. 672 человека из участвовавших 1800 выбрали а именно Зайцева. Свой трудовой день сотрудник работников полиции начинает в 9.30 утра с планерки в УВД населенные пункты, где обсуждаются неприятного события за ночь и даются указания на день по обнаружению правонарушений и преступлений.

Алкоголики, фамильные хулиганы, и приличные горожане Было проведено уже шесть лет с того вот периоды, как скоро Владимир Зайцев заместе с семейкой переехал из деревни Дюсметьево Мамадышского района Татарстана в Нижнекамск. До этого представитель сильного пола, закончивший историко-филологического факультет Елабужского государственного педагогического института, по распределению работал девять лет сельским наставником истории и обществознания. «С 2004 по 2006 годы в нашей деревушке появился на свет всего лишь в одиночку ребенок — это мой сын, — вспоминает Владимир. — Это означало, что два года у меня и службы не было бы. Младшая сестренка высказала инициативу для нас перебраться в город».

Подталкиваясь в участковый пункт работников полиции, Зайцев повествует, что в службе для него может помочь учительский опыт. «Всего лишь в данный момент контингент прочей: под моим надзором молодые люди, предполагающие нарушений закона, алкоголики, общесемейные хулиганы, люди с условным сроком, высвобожденные из мест лишения волы. И, конечно же, приличные жителе тоже», — улыбается он, вдыхая холодный воздух.

В участковом пункте помимо Владимира проработают председатель Совета территориального общественного самоуправления, начальник штаба охотной народной дружины. В кабинете участкового два исправных стола, приставленных друг к другу — в пользу него и в пользу напарника Ленара, с каким они действуют вкупе уже три года. С краю шкаф с многочисленными папками, на стене висят грамоты. С 10.00 до 12.00 Владимир должен вести прием граждан. В скором времени, в кабинете бывают замечены Павел и Артем, состоящие на учете: они условно-досрочно избавлены от наказания за сбыт наркотических веществ. Владимир проводит проверку их по информационной базе на присутствие преступлений за текущий
месяц, после этого, коль скоро их нет, ставит галочку напротив имени и может дать расписаться. «Не так давно они открыли сапожную виртуозную, ежемесячно у меня отмечаются в нужное время. Я думаю, что с темным минувшим ребята покончили, взяли в толк, что следовательно не разбогатели бы. Есть желание жить», — говорит участковый, провожая молодых людей. Владимир иметь сведения, что в его микрорайоне 12 наркоманов, в одиночку из каких основал в квартире наркопритон. В прошедшем году в Нижнекамске в моде был «крокодил» — наркотик, в состав которого входит дезоморфин.

Любый квартал Владимир и его сотрудница Ленар обходят все объекты недвижимости своего микрорайона, знакомятся с населением, упреждают об опасности социальных и телефонных мошенников, расступают свои визитки с контактами. На девять тысяч человек, проживающих в микрорайоне, 2-х участковых слишком мало. Место 3-го вакантно, но жаждущих «встать в строй» до тех пор пока не разыскалось, не взирая на возвышенный задельная плата от 31 до 35 тыс. рублей.

Ты чего на нас одержимый? Чехо ходишь ежедневно?

В 12.30 Зайцев отправляется на обход территории. «Ежедневно я обхожу по пять домов. Есть в нашем месте шесть общежитий, какие самый лучший в значительной степени оказывают большое влияние на криминогенную ситуацию, так как большую часть правонарушений совершается а именно там, — признается Владимир, подталкиваясь к одному из данных домов. — Это общежитие в прошлом принадлежало шинному заводу, а в данный момент тут как тут абсолютно любой в силах приобрести комнату, к тому же стоимость всего лишь 200–300 тыс. рублей».

Уже при входе в помещение виден кавардак: не так давно сократили абсолютно всех вахтеров в нижнекамских общежитиях, в следствии этого на поношенном столе в пределах лифта лежат письма с квитанциями, часть из каких с давних времен заброшенны на полу. Участковый поднимается на 4-й этаж.

На пороге одной из комнат его встречают мать и дочь Назмиевы. «Как дела? В связи с которыми на дому не убрались?» — задает вопросы Владимир у представительниц слабого пола и предупреждает одну из них, для того чтоб когда получат пенсию, обязательно приватизировали комнату.

«Мать Нина Николаевна испытывает страдания от родней дочери-алкашки, пропивающей все ее купюры», — повествует Владимир, как скоро мы выходим из комнаты.

Несколько жителей блока ютятся на кухне и о неизвестно чем изо всей мочи спорят. «Коль скоро у нас на этаже завелись клопы, а почти все жильцы не желают морить и оплачивать 600 рублей, я могу прописать утверждение в санэпидэмстанцию»? — обращается к нему Олеся из 402 комнаты. «Это повреждение правил проживания в общежитии. Хотелось бы, для того чтоб все комнаты
продизенфицировали и гораздо лучше прийти к общему воззрению», — несет ответственность участковый.

«Ты чего на нас помешенный? Чего приходишь ежедневно? Мы в аду существуем с клопами, из ада выбраться невозможно», — смеется Нина Николаевна, направившаяся на кухню, для того чтоб поставить чайник.

«Вы же не утраченные люди», — улыбается ей участковый.

«Вот у тебя работенка то, а? — сочувствует представительница слабого пола. — Старый добрый ты человек. Ай-яй, весь день же ты на службе, весь день! Когда тебя жена терпит».

К 14.00 участковый едет по адресу ул. Чабинская, д.1., где обитают братья Нелюбины: оба алкоголики, в одиночку из них судим за мокрое дело личной матери. Владимир справляется о проделывах, и, уверившись, что те не нетрезвы, уходит.

Участковый считает: человек в непьяном и опьяневшем состоянии — это абсолютно всякие люди, но человека, попавшего в плен неблаготворной привычки уже не спасти: «Алкоголики и наркоманы — неизлечимые люди. В пользу „срыва“ им хватает генеральной трудности».

Сам Владимир горячительные напитки не употребляет совсем. «Моя 12-летняя дочь ни разу не видела меня опьяневшим, и не увидит. Кто-то могут пожаловаться, что его вынуждают пить мол „не почитаешь“. Ни один человек человека не заставит сооружать то, что он не желает. Это слабость».

Владимиру время от времени звонят из дежурной части и отдают информацию о поступивших общениях от граждан 9-го микрорайона. «Коль скоро в известиях есть признаки нарушений закона, я еду на место. Может случиться, состава преступления нет, люди просто могут пожаловаться на пьющего сына, к примеру, приходится проводить с ним профилактическую беседу и повествовать чем такое может в пользу него обернуться».

Жалуются на черта

Общений более чем только лишь в пятницу и субботу, а осенью и весной поступает много приданий от лиц, состоящих на психоневрологическом лечении. «Никогда не забуду, бабушка а именно вызывала меня и сокрушалась на наличие в квартире черта. Она мне указывала на шифонер, забитый постельным бельем и все бормотала „видишь, черт сидит“. Я ее успокоил, сказав, что увожу его, — смеется Владимир. — Я мог на нее накричать, за то, что она тратит мое промежуток времени и уйти, но этим же проблему не решишь. Она все точно также будет иметься звонить».

Участковый говорит, что то и дело люди в том числе и не имеют все шансы объяснить, по причине чего делают преступления. «Был у меня в месте, молодой человек, перед этим отсидевший. Он женился, у них появилась на свет дочка, устроился на работу, инициировал нормально жить. Но а именно во промежуток времени пьянки, нечаянно толкнул
человека, тот вот упал, ударился. Молодой человек зачем-то арестовал у него кошелек с 350 рублями, при всем желании ему всего лишь в тот же день выдали зарплату. В результате его осудили за ограбление. Было к сожалению, как скоро он в моей автомате по телефонному аппарату прощался с супругой».

Жена ругается, что я забываю поужинать

К 18.00 Владимир еще раз едет на участковый пост, для того чтоб проводить с приглашенными гражданами профилактические разговоры. Вечерком и в темное время суток ему нет покоя — в происшествие совершения резонансных, тягостных правонарушений, участковый самым первым выезжает на место. «Мы устанавливаем ситуацию, всего лишь затем пробуждаем следственно-оперативную категорию. Думаю, полиция стартует с участковых, поскольку они гораздо лучше принимают во внимание все имеющееся население: от случая к случаю по имени, мимике, замашке разговора, по татуировкам мы умеем разузнать, кто мог совершить правонарушение».

Жилищей, в располагающийся рядом 11-й микрорайон он едет к 22.00. Дети к этому периоды уже спят. «Жена с постижением относится к моей профессии, ругается всего лишь в случае, как скоро я, заработавшись, забываю обедать и ужинать», — признается Владимир.

До ночи он сидит в сети Интернет, читает новости, следит за спортивными событиями, следит за изменениями в правилах. О политическом деятеле он говорит сдержанно, а не так давно зачисленный закон Димы Яковлева, к примеру, поддерживает. «Я думаю, в окружении американцев есть и самый лучший аккуратные родители», — судит он.

Зайцев не сомневается, что СМИ формирует групповое понимание, и в неблагоприятном отношении жителей России к работников полиции тоже виновата пресса, потому, что репортеры охотятся всего лишь за новостями, где работники работников полиции делают преступления. «Это не удачный повод порицать всю систему. Огромное количество работников полиции, какие избавляют жизни многолюдей, передают самое себя профессии, оберегая население», — говорит он.

 

схемы районной администрации в действии

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий