Как офицеры работников полиции копились «быдло крошить»

Новость на Newsland: Как офицеры работников полиции копились

Конфликт между двумя южносахалинцами грубо говоря имел возможность бы и вовсе не представлять общественного интереса. Ну, прикинешь, «на основе персональных враждебных взаимоотношений», как указано в судебных веществах, в одиночку гражданин проколол два колеса автомобиля, являющегося собственностью другому гражданину. За что в результате и поплатился штрафом в размере 5 тыс. рублей.

Однако в процессе судебного разбирательства эта как может показаться бытовая эпопея обросла подробностями, имеющими куда гигантское значение, нежели преднамеренная порча чужого имущества. И межличностный конфликт (следующим образом его позиционируют и последствие, и нарекание, и суд) возник не на порожном районе.

Клиент все время водительских прав?

Итак, которые действуют лица жизненной мелодрамы. Зубной медицинский работник областной стоматологической больницы Ирина Золотухина. Ее «обидчик», житель областного центра Аюп Плиев. Друг Золотухиной — оперуполномоченный управления финансовой безопасности и противодействия коррупции (УЭБ и ПК) УМВД Российской Федерации по Сахалинской сфере деятельности капитан работников полиции Алексей Волобуев. Стажер (в то время) опер-уполномоченного того же управления Дмитрий Левин. Массовые очевидцы того вот, что состоялось 16 октября 2012 года.

В 9 часов 20 минут Плиев с дочкой пришел в стоматологическую больницу на прием. Обозначенное в талонах промежуток времени — 10 часов. Двери кабинетов медицинских работников были изобретены, гостей внутри них не следилось, и пациент два раза прибегнул к идущей по коридору Золотухиной: возможно, их обслужат раньше? Согласно заявлению Плиева, юная медицинский работник дала ответ грубо, на что он заметил: с больномом, да а также ветшим по возрасту, не пристало так вести беседу. И дал совет «закрыть дверь с той граны».

Словесная перепалка, по известиям свидетелей, не была ни бурной, ни постоянной. Доктор Е. Хен, к примеру, не припомнит, для того чтоб ее сотрудница Золотухина сокрушалась на какие-либо ругательства со граны Плиева, при всем желании и была «немного расстроена». А коллега больницы А. Крапивина продемонстрировала, что 16 октября вечерком Золотухина заходила в регистратуру и говорила, что у нее был
дерганый пациент. Крапивина значения этому не придала, поскольку у них «…ежедневно полнейше дерганых пациентов». Плиев же, считает она, проявлял себя адекватно.
Сам врачебный развивающаяся болезнь был проведен нормально. Врачебную услугу Плиев оплатил и совместно с дочкой отправился жилищей — у него был выходной (от вахты) день.
На том и поставить бы точку. Слишком мало ли в нашем быту случается словесных дуэлей? Ну если в самом деле нанесено оскорбление, употреблять в пищу альтернативы вполне цивилизованного возмездия. Общение в суд, к примеру.

Руководящий
аргумент — кулак

К Плиеву «возмездие» появилось в обличье 2-х свежих работников полиции. В среднем в 14 часов 20 минут на стационарный бытовий телефонный аппарат поступил звонок. Звонивший представитель сильного пола сказал, что Плиев оскорбил его молодую
женщину, и требовал на «разборе полетов». На первых порах — в горотделе, куда и взыскивал приехать. Плиев, услышав изощренную нецензурщину и угрозы, положил трубку. Однако вторичным громком заступник дамы своего сердца вызвал-таки мужчину на свежий воздух.

По жаргону и матам Плиев принял решение, что звонят непонятно какие «братки». Мысли отсидеться дома не было, он же представитель сильного пола, за его спиной жена, дети, слишком мало ли что в силах с ними случиться при этих замашках «заступника». Выходя из объекты недвижимости, взял с собой кухонный нож. Как он пояснил, чтобы при происшествие показать психологическое действие, припугнуть. Все же, судя по тону звонившего, беседа не дала слово быть хорошей.

У подъезда стояли 2-е юношей. Из неприкрытой двери стоящей агрегаты, на какую облокотился в одиночку из них, слишком смело торчала бамбуковая палка. Волобуев и Левин (это были они), со ссылкой на обиды молодой женщины, стали оскорблять собеседника нецензурными словами. Для того чтоб не выставлять данный аляповатый конфликт на обозрение соседей, Плиев высказал инициативу отойти в сторону от дома. Как скоро все трое выявились у ворот ближайшего дошкольного учреждения, Левин ударил мужчину кулаком в лицо. Кровь из рассеченной брови стала врать глаз. К «образованию» подключился и Волобуев.

Из предъявлений очевидца В. Корольченко, дежурившей 16 октября 2012 года на вахтенном посту дошкольного учреждения «Огонек». На мониторе видеонаблюдения она заметила, что в среднем в 14 часов пол часа к центральным вратам со граны аллеи наставились три человека. Представитель сильного пола старшего возраста стал спиной к вратам. Те, что младше, судя по жестам, маханию руками, беседовали на высоких тонах, представитель сильного пола просто напросто стоял. Чрез пару месяцев, как скоро у ворот никого не было, в одиночку из молодых людей ударил мужчину верховодой ручкой то ли в область головы, то ли туловища. Представитель сильного пола стал падать на ворота спиной. В последствии и 2-й молодой человек стал наносить удары (два или три) в голову представителю сильного пола. Как скоро его перестали бить, он, опираясь на ворота, оказал и встал быстрий мах верховодой ручкой вперед, впоследствии оба молодого человека разбежались в любые граны.

Защищаясь, Плиев нанес ножевое повреждение Волобуеву. Поняв, что для него не догнать удирающих юношей, принял решение проколоть колеса их автомобиля, для того чтобы, как затем объяснял, по номерам распознать, что за люди приезжали к нему «на разборки».

Право
на самозащиту

Почти полгода шло предварительное последствие. В единое производство были воссоединены два вызванных касательно Плиева преступных дела — по симптомам правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 УК Российская Федерация (специальное причинение тяжкого вреда здоровью) и ч. 1 ст. 167 УК Российская Федерация (намеренное устранение чужого имущества, коль скоро это действие повлекло причинение значительного ущерба).

1 марта 2013 года преступное гонение касательно Плиева в части подозрения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК Российская Федерация, прекращено по вопросу, связанным с присутствием в его усилиях надобный защиты. Предполагаю, что авторитетную роль тут как тут
выступили в роли и массовые свидетельские показания, и стенограмма разговора, зафиксированного видеорегистратором. Карта памяти изъята в процессе осмотра являющегося собственностью Волобуеву автомобиля «Тойота-Лэнд-Крузер

Прадо» (именно того, у которого Плиев проколол колеса).
Сразу после старта записи в одном ряду со съемками видео слышен разговор 2-х мужчин. Скорее всего Волобуева («В») и Левина. Как скоро мировому арбитре в судебном заседании довелось во всеуслышанье зачитывать данный «шедевр», лично я ему посочувствовала. В речи сотрудника работников полиции печатные слова почти отсутствовали, и судья, делая паузу за передышкой, резюмировал: «Нецензурное проявление». Вот фрагменты этого телефонного общения с Аюпом Магомедовичем Плиевым.

«Але. А где Аюп Магомедович? Это ты? Кратче, ты сей день в 10 утра зубы лечил. И ты, (…), молодой женщине моей нагрубил. Ты че, (…), что ли? Кому ты там орал, (…), дверь перекрой или че? Выдавай, прибывай, (…). К горотделу подъезжай, (…). Слышь, ты (…), ты с опером, (…), собеседуешь».
Поскольку дубль 1-й не удался и Плиев прекратил матерный разговор, положив трубку, опер повторил звонок:
«Ты где, (…)? Ты в курсе, с кем ты собеседуешь? Ты, гнида, (…). Ты где находишься, ты, падла (…)? К горотделу подъезжай, я выйду. Подъедь (…) твою мать. Где ты, (…), дома ты? Пошел ты (…), взял в толк, со личной именей. Я тебя в данный момент найду, взял в толк?».
Найти адрес Плиева, как и номер его телефонного аппарата, оперу было несложно — чрез оскорбленную приятельницу Золотухину, все же в врачебной карте в стоматологической больнице данные персональные такие приказаны. Разгоряченный непослушанием Плиева, опер принял решение, судя по телефонным громкам, вызвать а также и приятелей на подмогу: «Антош, торопи Серегу и подъезжай, в данный момент это быдло станем, (…), крошить».

Из заключения лингвистической экспертизы, устроенной по запросу следствия, следует, что высказывания человека, обозначенного в стенограмме как «В», относительно к собеседнику являются оскорбительными. В обращении «В» к «Антоше» обнаруживается призыв участвовать в уничтожении, истреблении.

Есть в веществах дела и завершение судебно-психологической экспертизы. Действия Плиева, отмечено умельцом, носили рефлекторный характер, другими словами удар холодными оружиями не был осознанным, а направлен на то, для того чтоб просто напросто защититься, отмахнуться от небезопасной ситуации. С самого начала он не имел возможности как бы дать оценку характер опасности. Его действия не имели прогноза личных следствий, о целенаправленности тут речи не идет. И, судя по анализам, он человек не враждебный, но в отрезок памяти совершения преступления находился в состоянии стресса.

Положительно Плиев (помощник бурильщика, воспитание высшее) характеризуется месту функционировы.

Честный, аккуратный, с способностью продвижения по карьерной лестнице. Коммуникабельный, тихо-мирный, с успехом ладит с людьми. Только лишь не по наслышке отзываются о нем соседи по дому, где Плиевы живут около 20 лет. Хороший папа, воспитал достойно троих детишек. Здоровая, культурная семья. Почитаемый в подъезде человек, отзывчив, все время придет на помощь.

Оценивая это все вместе, орган предварительного следствия принял к сведению и еще, что касательно Плиева, возраст которого 51 год, беззаконные действия в качестве нанесения телесных ранений совершали Волобуев (24 года), какой в следствие своего должностного положения проходит спецподготовку сотрудника работников полиции, и Левин (23 года). Оба не меньше предприимчивые и физически вырабатываные.
Текстом, Плиев функционировал около достаточной самообороны.

Домашних не сдаем

Одновременно сыщик отказал в возбуждении преступного дела касательно Волобуева и Левина по вопросу, связанным с неприбытием в их поведениях состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК Российская Федерация (превышение должностных полномочий с использованием насилия или с опасностой его применения). Все сведено к разногласию на персональной основе, вроде бы точно они «разбирались» с Плиевым не по работе. Ну, то, что «не по работе», ни один человек и не спорит. Насколько можно судить исходя из должностной практические руководства этих оперов, цель их деятельности — обнаружение, предотвращение, выявление и пресечение иных и налоговых сопряженных с ними преступлений и злодеяний. Кулачные бои с гражданами в данный перечень не входят.
Есть а также ряд моментов, которые вызывают, как для меня может показаться на первый взгляд, подозрение в логичности выводов следствия. «Восстанавливать справедливость» Волобуев и Левин выехали в рабочее промежуток времени, в среднем в 14 часов пол часа. Другими словами буквально они располагались при исполнении казенных прямых обязанностей. Да и телефонный разговор с Плиевым велся не от имени, к примеру, обиженного соседа по дому.

Судя по характеристикам, подписанным заместителем начальника управления финансовой безопасности и противодействия коррупции УМВД Российской Федерации по Сахалинской сфере деятельности Эдуардом Сергеевым, и Волобуев, и Левин — дорогие кадры. У обоих высшее воспитание. Волобуев в 2011 году окончил Южно-Сахалинский филиал Дальневосточного юридического института МВД Российской Федерации. В течение работы в организациях зарекомендовал самое себя правильным, грамотным кадром, сподручным правильно дать оценку своевременную ситуацию и в положенный срок решиться. Имеет навык направлять отношения. На критику старших начальников отвечает правильно. Располагает решимостью, социальные выгоды ставит выше персональных. В сверхэкстремальных историях собран. Личным случаем в силах положительно оказывать давление на альтернативных. В обращении с коллегами и гражданами вежлив…
Левин в 2012 году окончил Армейский университет министерства защиты Российская Федерация и с июля этого же года инициировал службу в организациях внутрених дел в должности стажера. В течение стажировки указал самое себя исправным, работящим, проявлял самостоятельность, настойчивость в достижении поставленной цели и деловую направленность. На критику старших начальников отвечает правильно. В общении корректен, вежлив. По характеру спокоен, уравновешен.

В обеих характеристиках мое внимание привлекла одна и такая же фраза: «На критику старших начальников отвечает правильно». Коль последствие столь лояльно отнеслось к поведениям Волобуева и сочувствующего ему Левина,
«ветшие директоры» имели возможность бы (и, полагаю, должны) дать вынужденую оценку проделкам родных молоденьких подчиненных, молодых карьеру в организациях внутрених дел. Глядишь, и отреагировали бы они «правильно» на критику вышестоящих… Или вышестоящие попросту подтверждают их поступок?

Служебная проверка, понятное дело же, прошла. Приобретены объяснения от работников 4-о отдела УЭБ и ПК. Стало ясно, что в начале рабочего дня 16 октября Волобуев поведал коллегам о столкновение личной молодой женщины с больномом, какой довел ее до стрессового состояния. А в 13 часов попросил оперуполномоченного А. Ренжина и старшего оперуполномоченного С. Сысоева приехать занести строительные материалы. В среднем в 14 часов 20 минут при подъезде к дому Ренжин и Сысоев увидели «востроногую помощь», рядышком — Левина, какой и известил о ножевом ранении Волобуева.

По комментариям Левина, в 13 часов они с Волобуевым купили строительные материалы. При выезде со двора Волобуев позвонил (как выяснилось, тому, кто оскорбил его молодую женщину) представителю сильного пола и попросил с ним встречи.
В процессе разговора представитель сильного пола, заявляет Левин, проявлял себя агрессивно, оглашал угрозы, размахивал руками и снижал дистанцию. В момент, как скоро они начали отпихивать друг друга руками, человек нанес удар холодными оружиями Волобуеву.

Левин и еще заявляет, что Волобуев вел беседу как ни в чем не бывало, а представитель сильного пола был агрессивен, поднимал голос, угрожал. На первых порах Волобуев, после этого Левин делали ему замечания, для того чтоб тот вот проявлял себя как ни в чем не бывало. Однако заключительный резко сократил дистанцию и замахнулся на Волобуева побочной ручкой. Потом среди них возникла секундная потасовка, в процессе какой Левин тоже пытался оттолкнуть мужчину от Волобуева. В то же время Волобуев рявкнул: «Дима, осторожно, у него нож!». Отскочив в любые граны, Волобуев спиной вперед в медленном темпе инициировал двигаться к своему автомобилю. Представитель сильного пола развернулся к Левину и, сделав ему шаг навстречу, предпринял попытку наотмашь нанести удар холодными оружиями.

Вот в подобный версии изложена ситуация в веществах казенной проверки. Выводы ее подобны. Оперуполномоченным Волобуевым были дозволены нарушения принципов и правил поведения, предусмотренных даже кодексом компетентной этики сотрудника милиции Российская Федерация.

Волобуев не соблюдал в одиночку из ключевых добронравных принципов работы в организациях внутрених дел — принцип толерантности, который заключается в уважительном, толерантном отношении к лицам.
Итог: объявить суровый выговор. Премию не оплачивать.
К обещанию, служебная проверка проведена и администрацией областной стоматологической больницы касательно зубного медицинского работника Золотухиной. Это с ее подачи заступник Волобуев разведал личные такие пациента (номер телефонного аппарата, адрес проживания Плиева). Как известил редакции решающий медицинский работник больницы Ю. Еремеев, к Золотухиной применено дисциплинарное взыскание в качестве выговора за повреждение норм врачебной этики и деонтологии.

А за колеса
ответишь…
И тем не менее в одиночку из эпизодов данной жизненной мелодрамы получил
судебное дозволение. Крупным судом Плиев признан виноватым в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК Российская Федерация (специальное устранение чужого имущества, коль скоро это действие повлекло причинение значительного ущерба).
Фрагмент из обвинительного заключения по данному уголовному делу выглядит так. Плиев 16 октября 2012 года в дневное промежуток времени, находясь возле расположенного напротив подъезда жилого дома автомобиля «Тойота-Лэнд-Крузер Прадо», на основе персональных враждебных взаимоотношений, возникших в перспективе межличностного конфликта с Левиным и Волобуевым, действуя умышленно, понимая, что заданный четырехколесный друг ему не принадлежит, имея цель уничтожения чужого имущества и исключения возможности использования 2-х колесных резин, осознавая публичную подводные камни, противоправность и фактический характер родных воздействий, используя заранее добытый им у себя в квартире нож, умышленно уничтожил две бескамерные колесные резины, смонтированные на являющемся собственностью Волобуеву машине. Собственнику причинен солидный ущерб (15740 рублей).

Собственник Волобуев значимость ущерба удостоверяет. Одним-единственным основом его дохода представляет собой его зарплата в размере 68 тыс. рублей. В месяц он должен оплачивать платежи по кредиту (9 тыс. рублей), 8 тыс. рублей уходит на оплату коммунальных услуг. Всякие две недели он производит покупку пищевые продукты, хозтовары в пользу бабульки и дедушки, платит им жилище (около 25 тыс. рублей в месяц). Закупает топливо в пользу автомобиля, на каком делает свои карьерные прямые обязанности (5 — 7 тыс. рублей ежемесячно). После ножевого ранения проходит реабилитацию (5 — 7 тыс. рублей ежемесячно). Поэтому зарплата расходуется скоро , избыточных наличных средств нет.
В ходе судебного заседания, на каком присутствовала и пишущий эти строки этих строк, Плиев старался объяснить свой поступок. Приводил авторитетные, я склонен думать, что, доводы, возвращая суд к истокам конфликта. Согласно заявлению Плиева, первоначально он пытался мирно поговорить с Волобуевым, и, каким образом ему мерещилось, диалог с ним мог бы состояться. Но товарищ Волобуева, Левин, точно дал сигнал («Валим его!»), нанеся 1-й удар.

— Человек я не натренированный, отдавал себе отчет, что оказывать сопротивление двум юным молодым людям будет иметься сложно, — говорил подсудимый. — Но также удирать, будь их там хотя бы двадцать человек, все равно бы не стал, не по-мужски это. А также, по их усилиям, бранным речениям я тем не менее сомневался, что это — работники работников полиции. Прокалывал колеса с одной метью: не дать им съехать с района города неприятного события, арестовать, для того чтоб после этого установить по госномерам автомобиля персоны атаковавших.
Не создай он этого, пусть не сам поврежденый Волобуев, так его сослуживцы «увели» бы машину с района города преступления. В случае бы и запись видеорегистратора было не достать…
Прокурор подчеркивала на фразе, замеченной в ходе допроса Плиева: колеса он проколол «от злости». Нет, а каковые чувства должен испытать банальный незнакомцами человек?! Восторга, честно дал ответ Плиев, не было.

— Да, я был зол в то же время, как абсолютно любой обыденный человек. У меня было сотрясение мозга, да, я
был «не в себе», — сказал Плиев.

Еще и обвинителя, и судью интересовало: в связи с которыми ни сам Плиев, ни члены его семьи не сообщили о произошедшем в жандармерию, не вызвали полицейских? Понятное дело, по «правилам жанра» нужно было поступить а именно так, но где уверенность, что реакция работников полиции бы была в самом деле нормальной и своевременной (к тому же дело прикасалось работников работников полиции)? И где гарантийное обеспечение, что к Плиеву заместо возможности оказания пробный медпомощи не бы были использованы, как бы помягче сказать, иные меры?
Впрочем, и без обращения Плиевых в правоохранительный орган к району города неприятного события оперативно следователи и прибыли, и работники работников полиции. Конечно: нападение на работника полиции, ножевое повреждение. Обыск в квартире, опрос родственников. Два раза вызывали «востроногую помощь» супруге Плиева Фатиме — приступ серца. Тягостный в пользу почти всех выдался день…

Итог абсолютно всех полугодовых разбирательств таков. Зубной медицинский работник Золотухина получила выговор. Оперуполномоченному Волобуеву «ветшие директоры» (то есть Сергеев) объявили суровый выговор, он лишен премиальных. Стажер Левин ,кто бы мог подумать, вышел высохшим из воды — практически никаких обвинений. Не говоря уже о том, что, и уже он присутствует в офицерской должности оперуполномоченного. По всей видимости, «стажировка» (под правлением наставника подполковника работников полиции Г. Клепова) пройдена с успехом. Так сочли «ветшие директоры», на критику каких, ежели верить характеристике, подписанной заместителем начальника УЭБ и ПК Сергеевым, Левин «отвечает правильно». И лишь Плиев, действовавший около незаменимой защиты, уголовно наказан за предумышленную порчу чужого имущества — 2-х колес автомобиля.

Все еще впереди

Точку в данной истории все же ставить рановато. Адвокатом Юрием Чернышовым, оберегающим выгоды Плиева, подана апелляция на приговор вселенского судьи. Учитывая мнение адвоката, несуразность судебного решения видна в том числе и не юристу. Плиев осужден за устранение чужого имущества на основе личностного конфликта. Ну, повздорили горожане меж собой… Однако мотивами конфликта оказались неузаконенные действия работников полиции с использованием нанесения и насилия телесных ранений. Последствием установлено (и никем не оспорено): Плиев на законных основаниях продал свое право на самозащиту.

Кстати, пленум Верховного суда Российская Федерация (постановление от 27.09.2012) наделил гражданина Российской Федерации не только лишь правом на персональную живую оборону от атаковавших, но также правом на содействие следствию в установлении виноватых. А именно имея цель установить по агрегате персоны атаковавших Плиев и проколол два колеса в пользу исключения ее угона. В следствии этого последствием приобретены доказательства — регистратор, бамбуковая палка, в перспективе какой инспектор полиции вел «разговор».

По соображению Чернышова, в этом деле много и прочих интересных моментов, на какие непонятно почему ни прокуратура, ни суд предпочли не реагировать. К примеру, имел ли право Волобуев, действуя в свое рабочее промежуток времени, презентуясь Плиеву по телефонному
аппарату «опером» и требуя его явки в «горотдел», вмешиваться в положение дела, где действующее лицо — его подружка? В правиле о работников полиции четко сказано о разногласие занимателей. В том числе и коль скоро бы на то был приказ непосредственного начальника, Волобуев был обязан предупредить о инциденте увлекателей и категорически отказаться от исполнения такого распоряжения. Особенно словесный конфликт между медицинским работником и больномом не включал в себя практически никаких показателей, предоставляющих законное право в пользу вмешательства работников полиции. А медицинский работник Золотухина, напомню, привлечена к дисциплинарной ответственности за повреждение врачебной этики.

Еще в одиночку момент. Волобуев и Левин ложно сообщили, что 1-й из них получил ножевое поранение от нападения Плиева, и эти неправильные показания подтвердили в суде. При всем желании постановлением следователя дело по ч. 1 ст. 111 УК Российская Федерация против Плиева прекращено по причине его невиновности. И ежели Волобуеву при всем желании бы объявлен жесткий выговор, то, как заявил в суде Левин, его ни один человек не оштрафовал за силовое давление в инциденте без законных оснований, не говоря уже о том, что, он назначен на офицерскую должность.

— Я уже не говорю про то, что колеса — это лишь часть имущества, а не оно само, — заметил Чернышов. — Следовательно, отсутствуют как говорится какие-либо законные основания в пользу обвинительного приговора касательно Плиева по причине мотивов и фактических обстоятельств деяния. Ввиду того я прошу суд апелляционной инстанции отменить текущий приговор с извинением осужденного, а в норме ч. 4 ст. 29 УПК Российская Федерация вынести приватное отнесение суда по абсолютно всем смонтированным правонарушению по данному уголовному делу.

К раскаянию, Волобуев и его адвокат от предложения изложить свою точку зрения категорически отказались. Не произошло разговора и с комендантом УЭБ и ПК А. Чебану, при всем желании контактный телефон пишущий эти строки этих строк абсолютно всем им оставила. А желательно, понятное дело, поговорить — и о реформировании работников полиции, и о кодексе компетентной этики работников милиции, и о воспитательной службе в окружении юных работников полиции и стажеров… Обществу необычны ответы на эти вопросы, все же нет (пока) практически никаких гарантий, что кто-то среди нас не окажется когда-то в составной, конфликтной ситуации и на «разбор полетов» не придет смачно матерящийся, размахивающий кулаками человек «при погонах», арестовавший пример с Волобуева и Левина.

Л. Пустовалова

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий