Эдуард Лимонов: уставшие работники полиции

Новость на Newsland: Эдуард Лимонов: уставшие работники полиции

Небольших закончиков и законов депутаты Государственной Думы наделали очень много. Как клопы, законы данные жалят тело нашего общества. Они не летальны, от них не умрешь, но жить некомфортно, чешемся все поголовно.

Сейчас вот своими руками Президент, господин, по всей видимости, осерчал насчет «резиновых квартир», в каких активные столичные жители регистрируют сотнями гастарбайтеров. Осерчал и взялся за контроль над расселением граждан. И за плотностью этого расселения.

Его вполне можно взять в толк. Все-таки в юности последующий президент прослужил не меньше пятнадцати лет в Комитете Казенной Безопасности и вынес из данной органы устойчивую любовь к порядку и контролю над братством. А тут как оказалось, в его державе, где единичные пикеты нужны располагаться менее какими средствами в пятидесяти метрах между собой, как оказалось, присутствуют «резиновые квартиры».

Дабы угодить рассерженному президенту, для нас уже в полную силу готовят закон, прикрепляющий не только лишь гастарбайтеров, но также нас с вами, местных, как говориться, урожденных русских граждан к кв.м. прописки, как крестьян к нашей планете. Тут вполне можно какое количество угодно выказывать свое недовольство, какое количество угодно иронизировать. Я делаю предложение взглянуть на новейшее злое чудачество власть имущие со граны работников полиции.

Раньше только лишь, у нас более-менее две группы работников полиции. Есть жандармы, их следующим образом не величают, но на самом деле они — жандармский корпус. Это батальены ОМОНа (и уже ОПОН) и быстрые полки органов внутренних дел (в столице России их два). Жандармы тренированы в пользу подавления уличных выступлений граждан, как политических выступлений, следующим образом и неполитических массовых волнений, к примеру на стадионах. Другими словами их задача — избивать и нейтрализовывать своенравных. Данные ребята пафосные, они все гораздо лучше оплачиваются. И как скоро не сидят в автобусах, не спущены с цепи, то тренируются в мастерстве битья на базах.

Еще одна, самая пре самая простецкая и самая пре самая многочисленная категория, — это работники полиции исправние лошадки, работники в Выделах Внутрених Дел. Вот они, как атланты, держат на себе всю нашу державу, вкалывают не всегда без выходных, семьи их видят слишком мало.

Вот идет юной мужик, средненько облаченный следующим образом, джинсы, спортивные тапки, к двери Отделения Внутрених Дел, с сумочкой. Пришел на работу, оделся либо частично переоделся (форму поверх) в плотном, обычно несвежем, помещении, получил что для него полагается из экипировки, рацию там и орудие. Выехал улицы патрулировать. Прямых обязанностей у работников полиции такое количество , что не разогнуться.

Полицейские вылавливают и выслеживают на дорогах мирно пьющих свое пиво учащихся ВУЗов. (А куда же студенту с пивом? Не в ресторан же. Владельцы ресторанов в Российской Федерации скупые, цены заоблачные.) Полицейские удерживают учащихся ВУЗов и нестудентов с пивом. Везут в ОВД, переоформляют протоколы. Полицейские удерживают бездольных, огрубелых от уличной жизни торговок носками, мылом,
лифчиками и пудреницами. Везут в ОВД, переоформляют протоколы. Вспотевшие полицейские находят схрон вьетнамцев, некоторое количество десятков забавных крохотных вьетнамцев, у абсолютно всех на абсолютно всех три паспорта. Везут в ОВД и, проклиная свое существование, там собирают протоколы…

Я а именно просидел ночь в дежурке с участковым, какой составлял протоколы. Уже к двум часам ночи он составил 37 протоколов, но даже это было всего лишь первая половина. Давые помещения ОВД были забиты студентами, уже без пива, вьетнамцами, торговками, был в том числе и в пьяном виде дворник-таджик. Это все людское месиво гудело, сопело, вело беседу и ходило в туалет. А туалет вонял…

Это я вкратце. Участковый, немолодой капитан, оторванный от своего основного дела — от обслуживания личной территории, вспотел, губал, любой протокол состоял не менее из трех листов. 37 на три — будет иметься 111 листов. А ночь всего лишь начиналась.

Помимо всей мелочевки, господе каждый день вызывали жандармерию: драки, ограбления следующим образом и рассыпались на ОВД всю ночь. Кряхтя, полицейские вставали со стульев и шли, сгибаясь под багажом проржавелых домашних автоматов. На выезд. Рации ругались.

Я для чего это? Полицейские Российской Федерации и следующим образом ослабевают под багажом неисчислимых прямых обязанностей, какие законодатели постоянно наваливают на их спины. Вот и уже еще они нощно и денно станут проводить проверку жилой фонд, приходить с визитом в квартиры граждан и тщательнейшим образом проводить проверку, на пространстве ли они, на личном ли они пространстве. С утра приступать и рано утром оканчивать проводить проверку. Но даже это будет иметься вечно.

Потные, бранясь, из квартиры в помещения квартиры. На ходу прокусывая бутерброды и яблоки. Таковое ощущение, что полицейские у нас разве что не самая пре самая угнетенная профессия. Навалили на них весь социальный груз.

Ну так как то раз они взбунтуются и станут новаторской степенью интенсивности.

Эдуард Лимонов

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий