Генри Резник: система не прекращает умерщвлять

Новость на Newsland: Генри Резник: система не прекращает умерщвлять

Недавно высказался о сути гибели в следственной темнице юриста Сергея Магнитского. Напомню: он обвинялся в содействии неуплате налогов 1-м зарубежным торговцом и содержался под стражникой полный год. Скончался, как сказано во целебном заключении, от сердечной недостаточности. Виноватых в скоропостижной кончине молодого, тридцатишестилетнего, представители сильного пола следующим образом и не сыскали. Одный посаженный на скамью подсудимых тюремный медик был оправдан. Мой диагноз был таков: человека убила система, многоступенчатая государственная машина. (См. мой пост: «Неподсудно: злодеяние системное»)

И вот новая гибель. двадцатишестилетний Вадим Ермаков, задержанный по порицанию в мошенничестве, умер от обезвоживания и истощения, так как в среднем десяток рабочих дней не ел и не употреблял. Объявил протестуя высохшую голодовку? Да не имеется. Все легче. Он был шизофреник, и в стадии обострения психического заболевания его не позволяется было заключать. В связи с которыми в случае посадили? Обстоятельства ареста и гибелы Вадима сами по себе убийственны. Сыщик поймал молодого человека, а после этого отправил в суд под конвоем, имея на ручках документы о состоянии его здоровья. В судебном заседании Вадим полностью «отключился» и ни на что не обращал внимание. Но все просьбы членов семьи и адвоката активизировать «востроногую» судья отклонил. Папа Вадима в том числе и встал на колени, в буквальном смысле слова умоляя направить сына на психиатрическую экспертизу. А суд в ответ: сделать вывод душевнобольного на два месяца под стражу. Тюремщики были рады-радешеньки такому спокойному сидельцу: ни на что не жалуется, ни с кем не конфликтует, ушибов и синяков не имеется. А то, что не ест — не употребляет, так в силах практикует целебное голодание.

Конечно, с ходу хочется ознаменовать абсолютно всех «правохоронителей», сопричастных к аресту и смерти психически больного, моральными уродами. И такая оценка на персональном уровне будет иметься, само собой, адекватной. Полагаю, что по делу Ермакова, лишенного отлично от дела Магнитского, политической комплектующей, будут иметься удалены с должности и сыщик, и прокурор, подстраховавший ходатайство об заключении под стражу, и, основное, судья, а кто-то из тюремных медицинских работников будет иметься и осужден.

Но причины поглубже. Они системны, в том числе и не меньше очевидно, чем по делу Магнитского. Ни один человек из сопричастных к смерти Вадима законников не садист, не изувер. Страшнее только лишь, что их психология обычна, буднична. Они в осуждаемом не видят живого человека. Они не служители водительские права, а ходячие функции. Идущие по делу люди — в пользу них только лишь средство в пользу хладнокровных официальных манипуляций.

Расследовалось дело о мошенничестве. Вадим в органы, где скорее всего осуществлялось хищение, функционировал посыльномом. Способен ли курьер быть типом мошенничества — огромный вопрос. Он и допрашивался некоторое количество раз по делу как свидетель. Для чего было арестовывать курьера? А после этого, для того чтоб был под боком. Для того чтоб вполне
можно было без проволочек допросить. А то время от времени укладывается в психлечебницу. А временные рамки расследования от этого удлиняются. Очень большое количество оговариваемых располагается под стражникой не поскольку другим образом сбегут или общественно тяжелы, посему только, что так комфортабельное следователям — не по ошибке одна тридцать процентов заключенных получают в суде взыскание не к лишению волы.

Прокуроры, обычно, ходатайства следователей поддерживают — спорят с ними всего лишь как скоро те пытаются посадить самих прокурорских сотрудников.

А судьи в первую очередь штампуют ходатайства следователей. Для чего с сыскарями ссориться: или рыльце в пушку, или боятся облыжных нареканий в коррупции.

Потому подобные вопиющие случаи, как с Магнитским и Ермаковым — только лишь верхушка айсберга. А в следственных кутузках томится очень большая масса осуждаемых, каким там не место. Даже и болезненных. Поэтому гибели в следственных кутузках будут случаться каждый день. Покуда досудебные зааресты не станут у нас редкой мерой пресечения, как за западным бугром.

Генри Резник

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий