Судья по «Болотному делу» потеряла улыбку

Новость на Newsland: Судья по "Болотному делу" потеряла улыбку

Очередная порция видеозаписей участников оппозиционной ценной бумаге 6 мая 2012 года, какую посмотрели вчера на процессе по «делу двенадцати» ее участников, вновь поразила подсудимых и защиту. Им показаны обвинения в глобальных массовых волнениях и насилии касательно представителей власть имущие, но до тех пор пока показанные кадры свидетельствуют всего лишь о жестокости работников работников полиции. Не говоря уже о том, что, и уже явны и ее исходы — работа медицинских работников, оказывающих помощь демонстрантам, и лежащие в отсутствие сознания господе, каких приходится выручать из под ног омоновцев. Переменилось и действие судьи: ей более чем не хочется, для того чтоб адвокаты и обитатели «аквариумов» в деталях комментировали то, что они видят на экране.

В отличие от заседания во второй день недели, отмеченного необычной активностью публики (судья Наталия Никишина, председатель Замоскворецкого райсуда, велела вывести из зала слушателей, занимавших в один прием некоторое количество рядов, а одну молодую женщину приставам довелось выносить заместе со скамейкой), вчера практически никаких эксцессов не было. Находящиеся там в зале заседаний Мосгорсуда, где идет процеесс, иногда отпускали реплики насчет презентованых прокуратурой видеозаписей, но делали это они не в особенности изо всей мочи, в следствии этого удалять никого не довелось. Прокурор Наталья Костюк за три часа, что шло заседание, не произнесла ни слова, и в том числе и самый живый участник процесса — подсудимый Сергей Кривов (ч.2 ст.212 УК, участие в массированных массовых волнениях, до 8 лет лишения волы, ч.1 ст.318 УК силовое давление касательно представителя власть имущие, до 5-и лет лишения волы) тоже умерил свой пыл: в последствии просмотра каждого из трех дисковего его комментарии заместо полутора часов занимали 10-15 минут.

А содержание записей пока не меняется. На экране было видно, как работники работников полиции жестко задерживают митингующих, при всем желании те не сопротивляются, или групами по пять-шесть человек избивают участников ценной бумаге, какие лежат на асфальте. «Нарекание демонстрирует кадры с избиением многолюдей ОМОНом. Не ясно, каковое взаимоотношение это имеет к нашим подзащитным», — недоумевал адвокат Кривова Вячеслав Макаров. — ОМОН вклинивается в толпу, рассекает толпу на два куска, старается устроить давку, в ответ горожане берут железные ограждения, для того чтоб не дать в обиду самое себя от ОМОНа».

На ином видео медицинские работники оказывали помощь человеку, лежащего на нашей планете в отсутствие сознания, на ином работники работников полиции идут вереницей и буквально наступают на демонстранта, который лежит на асфальте, но их останавливают альтернативные участники шествия. «Молодому человеку явно плохо, но в окружении пострадавших такого человека не имеется», — заметил Кривов. Как он считает, отмеченные на камеру прорывы полицейскими собраний митингующих «служат обстоятельствой начала враждебных поведений с обеих сторон». И идентифицировать омоновцев, злоупотребляющих степенью интенсивности, буквально не под силу. А там Кривов и Макаров, как и не
предшествующих заседаниях, привлекли внимание суда на то, что на записях у работников работников полиции не заметно жетонов. «Я не увидел [также] ни 1-го требования работника полиции, какой бы обращался к горожанам. Чего полиция добивается от граждан?», — недоумевал Кривов.

Адресовал он суду и на «неправую череда склейки» в видеофайлах. А адвокат Александры Наумовой (Духаниной, ей инкриминировано участие в массированных массовых волнениях и силовое давление касательно работников полиции) и Дениса Луцкевича (такие же обвинения) Дмитрий Дубровин заявил, что «видео было воспроизведено не целиком», определенные части проматывались.

— Видео давки — ОМОН давит митингующих, немотивированное задержание митингующих, применние степени интенсивности [жандармерией]. Видео собой представляет… — говорил Дубровин.

— В отсутствие оценки, — прервала его судья Наталия Никишина и передала слово адвокату Макарову.

— Я не закончил, — возразил Дубровин.

— Я сказала — в отсутствие повторений. Коль скоро любой скажет одни и такие же слова, что гораздо лучше станет что ли? — повысила голос судья. И уже она ведет процесс в отсутствие тех вот улыбок, с которыми начинала его.

Дубровин принял решение не продолжать, но и потом предупреждения судьи о безжалостных усилиях правоохранителей говорили почти не все торчащие. В единичном случае составили адвокаты Руслана Чанидзе (защищает Леонида Ковязина, ст.212 УК) и Вадим Клювгант (его доверителем представляет собой Николай Кавказский, это же порицание в участии в групповых массовых волнениях). 1-й сфокусировал внимание на том, что крыши биотуалетов, порчу каких вменяют в вину подсудимым, были нарушены задолго до того вот, как участники митинга начали переворачивать кабинки, обороняясь от нападающей работников полиции. А также, добавил он, на записи видно всего лишь три опрокинутых туалета, а не семь, как принято говорить в обвинительном заключении.

А Клювгант обратил внимание суда на миролюбивый характер ценной бумаге протеста, взятой организаторами ценной бумаге Алексеем Навальным и Сергеем Удальцовым на Маленьком Каменном мосту, как скоро их колонна не получила возможность пройти к району города митинга. «Там, где люди сидят на асфальте, то, что свидетель [полковник работников полиции Дмитрий Дейниченко — «Право.Ru»] ознаменовал «сидячей забастовкой», нет практически никаких показателей давки, свободно люди перемещаются и ни один человек не задыхается, — сказал Клювгант и противопоставил этому умиротворению положение дела там, где манифестанты имели дело с преграждающими им путь полицейскими: — Давка – ближе к соприкосновению участников с вереницей ОМОНа. Напор шествия сзади соприкасается с адресующей вереницей ОМОНа».

Пока в суде не показали и кадров, на каких демонстранты бы начинали прорывать омоновское оцепление на Недостаточном Каменном мосту. «[На записи] люди отходят на 20-30 метров, у них до моста а также 100 метров, наполненных жандармерией. Видно, что смысла в прорыве не было», – говорил Кривов. Обратил он внимание суда и на то, что ни на одной записи нет «массированных бросков», «ударов по ручкам работников полиции», кусков асфальта («не ясно, с какого места они принялись») и битого стекла, о
каком говорит порицание. А приятелой подсудимый Ярослав Белоусов (ч.2 ст.212 УК и ч.1 ст.318 УК) опознал самое себя на видео: «Нахожусь я не в 1-м ряду. Прошу направить свой взгляд, видно, что практически никаких беззаконных поведений не совершаю, не заметно куда летит и попадает предмет [в моей руке]». «[На записи] Белоусов располагается спиной к кинотеатру «Ударник» и к работникам ОМОНа и митингующим. Также на приданном файле не зафиксировано проникновение каких-либо предметов в работников работников полиции. [Слышно скандирование] лозунгов, носящих спокойный характер», — добавила его адвокат Екатерина Горяйнова.

Ровно в 18:00 судья объявила перерыв. Сей день слушания продолжаются.

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий